Контакты горячей линии АРКС  8-962-997-20-15   Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Внимание!  Для желающих оформить подписку на рассылку сайта АРКС,  пришлите пустое письмо со своего почтового ящика по адресу:    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Font Size

Profile

Layout

Menu Style

Cpanel

Новости АРКС

В Барнауле ребенка незаконно похитили органы опеки

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Светлана Бессонова: "Три здоровых мужика держали слабую беззащитную женщину и не пускали меня к сыну, чтобы я могла его успокоить"
«22 августа 2018 года в 4 часа ночи неизвестные вооруженные люди в черной форме, без опознавательных знаков, взломали двери нашей квартиры. Они проникли в дом, ломая мебель и швыряя вещи. Мы с младшим сыном спали. Они схватили меня за руки и загнали в угол, будто преступницу. Я просила дать пройти к лежащему в кроватке ребенку, чтобы его не напугали. Один из них уронил на него пластиковую коробку. Три здоровых мужика держали слабую беззащитную женщину и не пускали меня к сыну, чтобы я могла его успокоить…». Председатель Регионального отделения АРКС в Алтайском крае рассказала, что опека должна помогать, а у нас они занимаются совсем другим - отбирают детей, а не помогают.

Это не сценарий детектива, а строчки из письма жительницы Барнаула Светланы Бессоновой, обратившейся в редакцию «МК на Алтае». При силовой поддержке судебных приставов ее ребенка забрали органы опеки и поместили в больницу. У властей свои аргументы: одиннадцатилетний мальчик не ходил в детский сад и школу, не посещает больницу, а у семьи тяжелое финансовое положение, вплоть до визитов коллекторов. Женщина не согласна. Она настаивает: пока идет суд и она не ограничена в родительских правах, никто не имеет права насильно изымать ее сына.

Школа подождет

Светлана Бессонова утверждает, что ее семья вынесла множество испытаний. В 2008 году умер ее отец. Ранее завод, где он работал, выделил им комнату в общежитии, поскольку они жили вшестером в квартире на 44 кв. метрах. По словам женщины, в 2011 году у них незаконно отобрали эту комнату, якобы с подачи соседки, которая работала юристом в администрации Центрального района.

В это время в школе на последнем звонке избили ее старшего сына Никиту. Парень долго лечился, с трудом сдал ЕГЭ. Бессонова полагает, что соседи, используя связи в органах власти, могли в дальнейшем всячески отравлять жизнь их семье. Она перечисляет несколько примеров. Якобы Никиту пытались сделать фигурантом уголовного дела, по звонку «сверху» ее и старшего сына увольняли с работы, управляющая компания ошибочно насчитала десятки тысяч рублей коммунальных платежей. С потерей работы и после решений судов в пользу УК росли долги.

 
В квартире жили Светлана Бессонова, ее пожилая мать, старший сын Никита и младший Саша. Второй ребенок перенес тяжелые роды. Как утверждает женщина, он страдал бронхиальной астмой и задержкой речевого развития. Она полностью посвятила себя уходу за ним. Опираясь на мнение родственников-врачей, мама не стала отдавать Сашу в детский сад, а обучение в школе отложила на несколько лет. В больницу лишний раз старалась его не водить, принимая врачей дома, поскольку опасалась, что из-за ослабленного иммунитета мальчику станет там хуже.

Тем временем вражда между соседями набирала обороты. Как заверяет Бессонова, на нее ополчились жильцы двух квартир. Одни — якобы еще со времен судов за комнату, вторые — из-за личной неприязни к ее детям, которые мешали им отдыхать.

— Сосед брызгал нам на дверь какую-то химию, сын задыхался, я просила его перестать делать это, — отмечает Бессонова. — Он только смеялся или грубил. Я перестала говорить и общаться с ним, потому что бесполезно. Она утверждает, что в порыве брани мужчина неоднократно угрожал убить ее старшего сына, который заступался за мать. В том числе мог взорваться по безобидному поводу, например, из-за очередности уборки в подъезде.

«Света, угомони соседку»

Светлана уверена, что именно по жалобам соседей ею заинтересовались компетентные органы. Мол, благодаря их юридической подкованности те завалили жалобами все инстанции. Когда домой начали ходить из опеки, она не открывала двери и рекомендовала им посетить семьи, которые действительно нуждаются в помощи.

— Младший сын заболел, вызвали врача, — рассказывает Бессонова. — Когда врач пришла, то стала жаловаться: «Света, угомони свою соседку, она достала заведующую и всех врачей жалобами по телефону, что ты плохая мама и не смотришь за ребенком». Через несколько дней к нам опять пришли из опеки. Двери им не открыла. Они продолжали стучать. Саша плакал. Я через дверь просила их уйти. Затем соседка позвонила в ОДН. К нам пришли сотрудники полиции, осмотрели квартиру, составили акт, что у нас идет косметический ремонт, у ребенка все нормально, есть все необходимое. Когда закончили, я спросила, почему они пришли именно к нам. Те ответили, что на нас написали заявление. В ноябре 2015 года к нам ночью ломились три здоровенных мужика. Час они лупили по двери. Затем ушли к соседям.

Семья выставила квартиру на продажу, но покупатели не нашлись. В январе 2016 года умерла мама Светланы. В феврале Никита пошел на почту получить пособие для матери-одиночки, но там узнал, что карта заблокирована.

—Для нас был шок, — вспоминает Светлана. — Кто? Когда? Начали звонить в соцзащиту, там сослались на решение опеки по лишению родительских прав. Стали добиваться с адвокатом, чтобы нам предоставили материалы дела для ознакомления. Оказалось, меня заочно лишили родительских прав еще 12 января 2016 года. Долго не давали ознакомиться. То дело на подписи, то у судьи, то уже в архив передали. В мае того же года отменили это решение. С тех пор идут разбирательства. Дошли до краевого суда, который должен скоро вынести вердикт.
Забираем за долги

С тех пор к Бессоновым несколько раз приходили люди, представляющиеся судебными приставами или органами опеки, но двери женщина им не открывала. И 22 августа 2018 года они вошли уже силовым методом.

— Сын испуганно звал, но двое мужчин схватили его и вынесли на улицу в одной футболке и трусиках, — негодует мама. — У него была температура, но ему даже не дали кофту или куртку. Я требовала показать документы и объяснить, на каком основании это происходит. Мне стало плохо, я просила оставить меня в покое, покинуть квартиру, вызвать «скорую». Они лазили в моем телефоне и снимали меня на видеокамеру. Через некоторое время приехала «скорая», врач попросил всех выйти и прекратить съемку. Камеру они выключили, но уйти отказались. Таким образом, они нарушили мое право на получение помощи без посторонних. Врач замерил мне пульс и давление, сказал, что у меня гипертонический криз, аритмия. Что подобная ситуация вызвана стрессом, и я могу умереть, если меня не оставят в покое. Неизвестно, как эта ситуация еще скажется на здоровье моего ребенка.

По ее словам, ночные гости обмолвились, что забирают мальчика за долги по квартире. — Мы долги платим, суммы уменьшаются, — продолжает Светлана. — Ранее по квитанциям было 107 тысяч рублей, сейчас — 60 тысяч. Мой ребенок — инвалид с детства и просто физически не приспособлен быть в детдоме, отдельно от меня. Саша одет, сыт. Бабушки, дедушки и родной брат помогают продуктами и всем необходимым. Они ссылаются на решение суда от 12 января 2016 года, но оно отменено, и до сих пор идут разбирательства. По нему мы направили кассационную жалобу в суд, идет изучение документов. Получается, пристав, вынесший предписание, допускает произвол. Считаю такое поведение бесчеловечным, нарушены мои права и права ребенка, не опросили родственников, не интересуются мнением сына, с кем ему лучше.

«Вооруженные люди даже для взрослого — шок»

В апелляционной жалобе в Алтайский краевой суд Светлана Бессонова пишет, что соседка выступила в качестве свидетеля. Она считает, что ее показания нельзя учитывать, поскольку та относится к ее семье предвзято.

«Следующий довод органов опеки — непосещение ребенком детсада, школы и больницы, — говорится в документе. — Данный вывод тоже нельзя считать серьезным. Бессонова училась в педучилище и работала в детском саду, имеет педагогический опыт, воспитала старшего сына, работала в Краевой клинической больнице, осуществляет уход за ребенком, который ему необходим. Бабушка — заслуженный врач РФ, профессор, занималась ребенком, который с рождения нуждался в квалифицированной медпомощи и получал ее. А также необходимую реабилитацию в домашних условиях. По рекомендации врачей обучение отложено на год. Осенью ребенок должен был находиться на домашнем обучении в школе № 63, что согласовано с директором. Посещение больницы ребенком ограничено в связи со слабым иммунитетом и риском подвергнуть его еще более серьезной болезни. Поэтому врачи приходят на дом, и мама получает постоянные консультации по телефону. В отношении открывать кому-то двери квартиры — это право владельца частной собственности. Также двери не открывают посторонним из-за прихода коллекторов и их постоянных угроз».

 
Эксперты считают, что если суд отклонит иск опеки и ребенок вернется к ней, Светлане нужно будет сразу написать заявление о домашнем обучении, согласовать это со школой, поставить Сашу на учет в больницу. В случае ограничения или лишения прав придется подавать на их восстановление и доказывать, что у нее действительно есть желание и возможность записать ребенка в учреждения образования и здравоохранения. Председатель алтайского отделения Ассоциации родительских комитетов и сообществ России Ирина Шевченко рассказала, как Бессонова вышла на них. Организация оказывает ей правовую поддержку, способствовала в поиске юриста.

— Основная задача органов опеки — помогать родителям и защищать детей, — поясняет собеседница. — В случае Светланы, да... формально она нарушила. Население у нас законов не знает. Она думала, что имеет право отдавать ребенка в школу или посещать больницу, когда захочет сама. В то же время она говорит, что никто не имеет права забирать детей за долги. И это действительно так. Возможно, у опеки были основания для беспокойства за ребенка. Но посмотрите на процесс изъятия! Разве это нормально, делать таким способом? Внезапно ворваться в 4 утра, словно идет ликвидация вооруженных бандитов. Даже есть постановление об изъятии, сам метод вызывает вопросы. Вооруженные люди даже для взрослого — шок, тем более для больного ребенка. Я поговорила с медсестрой учреждения, где сейчас находится Саша. Та сказала, что, скорее всего, его определят в дом инвалидов. Потому что за ним нужен особый уход, но даже там он не сможет получить того, что могла бы дать мама.

Тем временем Бессоновой пришло уведомление из полиции, куда она обратилась после изъятия мальчика. В нем говорится: «В ходе проверки излагаемые в вашем обращении факты не подтвердились».

— Они считают, что можно ночью врываться к мирным спящим гражданам, ломать двери, насильно удерживать мать, воровать спящих детей, как в 1937 году, — не стесняется в выражениях Светлана. — Увозить в неизвестном направлении, прятать, скрывая от родителей местонахождение ребеЗабираем за долги

С тех пор к Бессоновым несколько раз приходили люди, представляющиеся судебными приставами или органами опеки, но двери женщина им не открывала. И 22 августа 2018 года они вошли уже силовым методом.

— Сын испуганно звал, но двое мужчин схватили его и вынесли на улицу в одной футболке и трусиках, — негодует мама. — У него была температура, но ему даже не дали кофту или куртку. Я требовала показать документы и объяснить, на каком основании это происходит. Мне стало плохо, я просила оставить меня в покое, покинуть квартиру, вызвать «скорую». Они лазили в моем телефоне и снимали меня на видеокамеру. Через некоторое время приехала «скорая», врач попросил всех выйти и прекратить съемку. Камеру они выключили, но уйти отказались. Таким образом, они нарушили мое право на получение помощи без посторонних. Врач замерил мне пульс и давление, сказал, что у меня гипертонический криз, аритмия. Что подобная ситуация вызвана стрессом, и я могу умереть, если меня не оставят в покое. Неизвестно, как эта ситуация еще скажется на здоровье моего ребенка.

По ее словам, ночные гости обмолвились, что забирают мальчика за долги по квартире. — Мы долги платим, суммы уменьшаются, — продолжает Светлана. — Ранее по квитанциям было 107 тысяч рублей, сейчас — 60 тысяч. Мой ребенок — инвалид с детства и просто физически не приспособлен быть в детдоме, отдельно от меня. Саша одет, сыт. Бабушки, дедушки и родной брат помогают продуктами и всем необходимым. Они ссылаются на решение суда от 12 января 2016 года, но оно отменено, и до сих пор идут разбирательства. По нему мы направили кассационную жалобу в суд, идет изучение документов. Получается, пристав, вынесший предписание, допускает произвол. Считаю такое поведение бесчеловечным, нарушены мои права и права ребенка, не опросили родственников, не интересуются мнением сына, с кем ему лучше.

«Вооруженные люди даже для взрослого — шок»

В апелляционной жалобе в Алтайский краевой суд Светлана Бессонова пишет, что соседка выступила в качестве свидетеля. Она считает, что ее показания нельзя учитывать, поскольку та относится к ее семье предвзято.

«Следующий довод органов опеки — непосещение ребенком детсада, школы и больницы, — говорится в документе. — Данный вывод тоже нельзя считать серьезным. Бессонова училась в педучилище и работала в детском саду, имеет педагогический опыт, воспитала старшего сына, работала в Краевой клинической больнице, осуществляет уход за ребенком, который ему необходим. Бабушка — заслуженный врач РФ, профессор, занималась ребенком, который с рождения нуждался в квалифицированной медпомощи и получал ее. А также необходимую реабилитацию в домашних условиях. По рекомендации врачей обучение отложено на год. Осенью ребенок должен был находиться на домашнем обучении в школе № 63, что согласовано с директором. Посещение больницы ребенком ограничено в связи со слабым иммунитетом и риском подвергнуть его еще более серьезной болезни. Поэтому врачи приходят на дом, и мама получает постоянные консультации по телефону. В отношении открывать кому-то двери квартиры — это право владельца частной собственности. Также двери не открывают посторонним из-за прихода коллекторов и их постоянных угроз».

 
Эксперты считают, что если суд отклонит иск опеки и ребенок вернется к ней, Светлане нужно будет сразу написать заявление о домашнем обучении, согласовать это со школой, поставить Сашу на учет в больницу. В случае ограничения или лишения прав придется подавать на их восстановление и доказывать, что у нее действительно есть желание и возможность записать ребенка в учреждения образования и здравоохранения. Председатель алтайского отделения Ассоциации родительских комитетов и сообществ России Ирина Шевченко рассказала, как Бессонова вышла на них. Организация оказывает ей правовую поддержку, способствовала в поиске юриста.

— Основная задача органов опеки — помогать родителям и защищать детей, — поясняет собеседница. — В случае Светланы, да... формально она нарушила. Население у нас законов не знает. Она думала, что имеет право отдавать ребенка в школу или посещать больницу, когда захочет сама. В то же время она говорит, что никто не имеет права забирать детей за долги. И это действительно так. Возможно, у опеки были основания для беспокойства за ребенка. Но посмотрите на процесс изъятия! Разве это нормально, делать таким способом? Внезапно ворваться в 4 утра, словно идет ликвидация вооруженных бандитов. Даже есть постановление об изъятии, сам метод вызывает вопросы. Вооруженные люди даже для взрослого — шок, тем более для больного ребенка. Я поговорила с медсестрой учреждения, где сейчас находится Саша. Та сказала, что, скорее всего, его определят в дом инвалидов. Потому что за ним нужен особый уход, но даже там он не сможет получить того, что могла бы дать мама.

Тем временем Бессоновой пришло уведомление из полиции, куда она обратилась после изъятия мальчика. В нем говорится: «В ходе проверки излагаемые в вашем обращении факты не подтвердились».

— Они считают, что можно ночью врываться к мирным спящим гражданам, ломать двери, насильно удерживать мать, воровать спящих детей, как в 1937 году, — не стесняется в выражениях Светлана. — Увозить в неизвестном направлении, прятать, скрывая от родителей местонахождение ребенка, по недействительным документам определять в учреждения. Сегодня «ювеналка» по доносу соседей постучала в наши двери, а завтра она придет в другие семьи. Только потому, что одной соседке надоели ваши дети, которые бегают и прыгают дома. Или вдруг один из соседей решил отобрать вашу квартиру, используя свои связи и деньги.нка, по недействительным документам определять в учреждения. Сегодня «ювеналка» по доносу соседей постучала в наши двери, а завтра она придет в другие семьи. Только потому, что одной соседке надоели ваши дети, которые бегают и прыгают дома. Или вдруг один из соседей решил отобрать вашу квартиру, используя свои связи и деньги.


https://brl.mk.ru/incident/2018/09/19/zhitelnica-barnaula-schitaet-chto-ee-rebenka-nezakonno-pokhitili-organy-opeki.html

Новое на сайте

Контакты

Ассоциация родительских комитетов
и сообществ России «АРКС»,
учреждена 18 мая 2011г. в г.Казани.
Официальный сайт.

Адрес: 127055, г. Москва, ул. Новослободская, д. 58, стр. 5


тел.: 8 985 182 98 98
звонить с 11 ч. до 21 ч.
по московскому времени

Внимание!
Для желающих оформить подписку

на рассылку сайта АРКС, пришлите 
пустое письмо со своего почтового
ящика по адресу:

Статистика

Яндекс.Метрика